ГлавнаяВажноеНеожиданный конфликт: экономические пружины событий в Казахстане

Неожиданный конфликт: экономические пружины событий в Казахстане

Ситуация в Казахстане, где многолетняя стабильность внезапно(?) была накрыта волной уличных протестов, вызвала множество комментариев со всех сторон конфликта. При этом большинство комментаторов практически не обращало внимания на странную особенность — протестная волна поднялась на фоне внешнего благополучия экономики Казахстана.

Казахстан совсем недавно

Всего месяц назад, выступая на международной научно-практической конференции «Лидерство. Стабильность. Прогресс», прошедшей в Нур-Султане 10 декабря, вице-премьер правительства Казахстана Ералы Тугжанов, утверждал, что «…если на старте самостоятельного развития Казахстан занимал 13-е место по уровню жизни среди 15 советских республик, то сейчас страна вышла на второе место в СНГ, почти догнав Россию. Казахстан лидирует среди других стран СНГ по накопленному объему привлеченных прямых иностранных инвестиций на душу населения». В стране построено 2600 километров железных дорог и 14,4 тысячи автомобильных дорог, включая три тысячи километров автобанов».

Вице-премьеру вторил первый заместитель главы администрации президента РК Даурен Абаев: «Мы твердо стоим на своих ногах. Мы перестали видеть себя на вторых ролях, отбросили многие страхи и чувство тревожности. Мы чувствуем себя полноценными хозяевами своей земли, своей судьбы, своего настоящего и будущего…Наш народ совершил гигантский модернизационный скачок от зависимого положения к суверенитету, от плановой экономики к рынку, от тоталитаризма к отрытому, свободному обществу…»

Действительно, в период с 1993 по 2021 годы Казахстан привлек $376 млрд прямых иностранных инвестиций. Эта цифра не включает три флагманских нефтегазовых проекта — Тенгиз, Карачаганак и Кашаган,  разрабатываемые консорциумами с участием казахстанской национальной и зарубежными компаниями на основе соглашений о разделе продукции еще с начала 1990х.

Казахстан практически догнал Россию по душевому ВВП в расчете по паритету покупательной способности, сообщал генеральный директор аналитического центра TALAP Рахим Ошакбаев. В 2020 году этот показатель в Казахстане составил $26,9 тыс. (в ценах 2017 года), тогда как в России — $27,1 тыс.долл.

При этом на старте рыночных реформ в 1991 году Казахстан располагал подушевым ВВП на 30% ниже российского. Таким образом, чтобы «догнать Россию», Казахстану потребовалось увеличить свой  реальный ВВП в 2,4 раза, в то время как РФ превзошла уровень ВВП 1991 года только на 27%.

Казахстан — страна экономической свободы и справедливости?

Интересно, что международные организации, изучающие экономический рост, неизменно хвалили экономическое устройство  Казахстана. Например, исследовательский центром Heritage Foundation и ведущая деловая газета Wall Street Journal в своем Индексе экономической свободы 2021 года помещала Казахстан на  высокое 34 е место (из 178 стран), выше Бельгии и Испании. Для сравнения в Index of Economic Freedom Россия находится на 92м месте.

Эксперты Heritage Foundation определяют экономическую свободу как «отсутствие правительственного вмешательства или воспрепятствования производству, распределению и потреблению товаров и услуг, за исключением необходимой гражданам защиты и поддержки свободы как таковой». И вот по «отсутствию правительственного вмешательства» в престижном международном рейтинге Казахстан находится в числе «в основном свободных экономик», по соседству с Германией и Норвегией.

При этом, Казахстан формально имеет меньший, чем в РФ, уровень социального расслоения. Если в России за чертой бедности официально находится 13% населения, то в Казахстане  — только 5,3%. Соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченных граждан в Казахстане составляет всего 5,9 раз, тогда как в РФ доходы «богатых» превышают доходы «бедных» в 15,6 раза.

economicheskaya svoboda v kazahstane

Что же могло пойти не так в Казахстане?

Видимо, причину следует искать в специфике устройства экономики Казахстана. Ресурсы Казахстана разрабатываются иностранными компаниями — лишь 26% нефти добывается и продаётся казахами. Более 70% — у иностранцев. На первом месте США – 29,5% от всей добычи нефти, Китай – 17,7%, европейские компании – 17,4%. крупнейшая нефтедобывающая компания в Казахстане — совместное предприятие (СП) Тенгизшевройл  — 50% принадлежит Chevron, 25% — ExxonMobil, % — ЛукАрко (дочке «Лукойла») и только 20% — казахстанскому КазМунайГазу.

Уран – на Казахстан приходится 40% его мирового производства. Но и в этой сфере почти всё — 11 рудников и фабрик из 13 — принадлежит компаниям из России, Японии, Китая, Франции, Канады. Металлургией, добычей золота – тоже владеют иностранцы.

При этом, по данным отчета PwC «Paying Taxes 2020», совокупная налоговая нагрузка на бизнес в Казахстане одна из самых низких среди республик бывшего СССР.

А вот уровень «накопления основного капитала в ВВП» в Казахстане — один из самых высоких. Свидетельством тому может служить разрыв в среднемесячной начисленной зарплате у РФ и Казахстана. До кризиса 2020 года он составлял порядка 30% — $739 у РФ в валютном эквиваленте против $488 у Казахстана.

Вот секрет экономической привлекательности страны — власти Казахстана административными методами гарантируют лояльность населения, а сырьевые корпорации получают возможность минимизировать издержки на зарплату, одновременно инвестируя в расширение производства.

Такая модель может быть устойчивой — но ровно до той минуты, когда интересы сырьевых компаний войдут в жесткое противоречие с интересами тех, кто на них работает.

Экономический прогноз на 2022 год можно прочитать тут.

x

Check Also

David Rizaev

Давид Ризаев — интервью. «Ключевое слово — делаем!»

Главное качество современного предпринимателя — он никогда не останавливается на том, чего достиг. Давид Ризаев — аукционный брокер, основатель компаний «Торги365» и «Торгипроект», предприниматель и инвестор. О том, как заставить себя бежать еще быстрееО том, можно ли научиться бизнесу в ...